Три Прекрасных Существа — Песня, Пляска и Барабан

Когда я начал танцевать исторические танцы, я начал иначе воспринимать, например, барочную музыку. Теперь за этой музыкой я понимаю движение.

Так всегда. Когда узнаешь о чем-то больше, чем раньше, то и знакомые вещи начинаешь воспринимать иначе. Когда я побываю в Англии, я думаю, я иначе буду воспринимать «Алису в стране чудес.»

И, побывав в Африке, я совсем иначе стал воспринимать некоторые прочитанные книги.


И вот мы узнали, кто она такая, Пляска: не Красное, а Прекрасное Существо. (А всего их было три Прекрасных Существа — Песня, Пляска и Барабан.)

Когда Прекрасная Девушка (Пляска) узнала, что я не Ужаснейший Бес и городу не грозит никакая опасность — ведь я расправился с Бесами Смерти, — она послала королевского слугу к Прекрасным Существам — Барабану и Песне — с приглашением в город на специальный праздник.

Мы не могли нарадоваться встрече — ведь в целом мире и на всей земле никто не умеет так плясать, как Пляска, петь как Пеcня, и барабанить, как Барабан. Кто с ними мог потягаться? Никто. И вот подступил назначенный день, и Прекрасные Существа прибыли в город. И когда Барабан стал себя барабанить, люди, пролежавшие в земле сто лет, поднялись из своих упокоиных могил и пришли слушать Барабанный бой; и когда Песня принялась петь, все домашние животные, и лесные звери, и змеи, и всякие ползучие гады собрались послушать Песенные песни; и когда Пляска начала плясать, все чащобные существа, и дремучие духи, и горные создания, и речные твари пришли посмотреть на расплясы Пляски; а когда Прекрасная Девушка (Пляска) и Прекрасные Существа (Барабан и Песня) стали и барабанить, и петь, и плясать, — тогда все упокойные люди из могил, и жители города, и животные, и звери, и речные твари, и змеи, и духи, и разные прочие безымянные создания принялись плясать все разом и вместе, а змеи и другие ползучие гады — то-то был день! — переплясали людей.

Мы плясали два дня и две ночи подряд, но наконец Барабан так себя набарабанил, что улетел в небо, да там и остался; Песня так разлилась песнями, что навеки превратилась в огромную реку, а Пляска плясала все быстрей и быстрей — и вдруг застыла и превратилась в гору. После этого упокойные люди из могил вернулись в землю и больше не встают; звери и прочие лесные существа навсегда ушли в леса да чащобы и с тех пор не могут танцевать с людьми; духи и разные безымянные создания удалились восвояси, или кто куда; а люди просто разошлись по домам.

Прекрасные Существа исчезли навеки, и в наши дни мы нигде их не встречаем — разве что временами называем их имена; но настоящих ритмов, песен и плясок мы больше никогда не слышим и не видим.

Амос Тутуола. Путешествие в Город Мертвых

В Африке совсем другое отношение к песням и танцам. В здании школы в углу лежит барабан. На банановой плантации в большом здании (что-то вроде церкви, но я не уверен, что это была именно церковь) поют чтобы был урожай. (Мы проходили мимо, заглянули в окно, и певшие позвали нас внутрь). А в воскресенье утром на озере Буньони мы просыпались под далекий рокот барабанов, со всех сторон. Это на островах и берегах озера проходили воскресные христианские службы…

Метки: ,

Comments

  • я читала в одном фотоальбоме про африку, что дети перенимают движения танцев с младенчества — когда мама носит их в платке на пояснице — и работает и танцует естественно с ребенком…

  • как здорово!

  • Завидую им немного. У них жизнь острее чтоли, в плане близости к природе, ощущения и понимания того, ЧТО они делают и ЗАЧЕМ.

  • какой ты хороший :)

Добавить комментарий